0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем опасно развитие

Чем опасно раннее развитие детей.

=Чем опасно раннее развитие детей. Тренинги и развивающие занятия для самых маленьких

Не секрет, что сегодня развивать своё чадо принято чуть ли не с пелёнок. Однако специалисты предостерегают – интеллектуальные гонки могут привести к проблемам со здоровьем

Зерно истины в методиках раннего развития, безусловно, присутствует – основы интеллекта закладываются в ранние годы.

– К трём годам развитие клеток мозга завершается на 70%, а к семи годам – на 90%, – рассказывает Евгений Мухин, д.м.н., профессор Научного центра неврологии РАМН. – После этого врождённые способности, не получив необходимой подпитки и должного импульса, «засыпают».

Пик развития умственных и творческих способностей, по мнению специалистов, приходится на период от 1,5 до 3 лет. В этом возрасте развивающие занятия с ребёнком приносят наиболее ощутимый результат. Многочисленные наблюдения детей, обучавшихся с «пелёнок», показали, что большинство из них в начальной школе были отличниками. Среди их сверстников, не прошедших «курса», такой успеваемостью мог похвастаться один из десяти.

Однако успешность занятий с малышами зависит от многих факторов. Главный из них – правильная дозировка. Многие честолюбивые родители стремятся «впихнуть» в своего ребёнка максимум знаний. И поначалу это приводит, казалось бы, к блестящим результатам – малыши приветствуют гостей на английском, трогательно декламируют сонеты Шекспира и уверенно считают – кто до ста, кто до тысячи. Но это не говорит о сверхспособностях малыша.

– Запоминание у детей носит механический характер и больше похоже на цирковой номер (как считающие собачки в цирке), чем на обучение, – уверена Марина Степанова, д.м.н., профессор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков РАМН. – Вызубренный материал они понять и тем более проанализировать не в состоянии. В голове у ребёнка возникает чудовищная путаница.

Полученные знания в лучшем случае оказываются бесполезными, в худшем – приводят к тревожности детей, появлению у них психосоматических заболеваний (бронхиальная астма, дерматиты, экземы) и неврозов. Специалисты заметили и другую закономерность – большинство маленьких «гениев», так же как и их старших коллег, отличает полная неприспособленность к быту. Родители, озабоченные «продвинутостью» ребёнка, не считают нужным тратить время на то, чтобы обучить его необходимым навыкам самостоятельности.

Проблемы могут возникнуть и в школе, в которой он сразу попадает в положение «выскочки». Оказавшись на голову выше остальных, он будет скучать на уроках, за что его будут недолюбливать и одноклассники, и учителя.

– Чтобы занятия пошли на пользу, они должны проходить в игровой форме – так дети лучше усваивают и запоминают информацию. Ваша цель – не замучить ребёнка зубрёжкой, а разбудить его интерес к окружающему миру. Тогда он сам захочет узнать о нём как можно больше, – считает М. Степанова.

Самые популярные методики раннего развития

Система Монтессори
Задача методики – создать благоприятные условия для саморазвития ребёнка. Основательница методики Мария Монтессори взяла за основу принцип, когда ребёнок сам знает, в каком направлении «двигаться». Главный принцип Монтессори-групп – «помоги мне сделать это самому», т.е. инициатива к любому действию должна исходить от ребенка, а учитель только помогает и направляет малыша. Ведь если мы постоянно все будем делать за детей (кормить с ложки, завязывать шнурки и т.д.), то сами они никогда этому не научатся.Задача педагога или родителя – организация процесса обучения при помощи монтессори-материалов. Все пособия красивые, интересные и приятные на ощупь. Располагаются они от простого к сложному, от конкретного к абстрактному и всегда находятся в полном доступе для ребят. Таким образом, малыш сам выбирает, когда и чем будет заниматься. Существуют занятия в группах «мама+малыш», которые посещают родители с детьми от 1 года до 3 лет. А ребята с 3 до 6 лет уже обучаются в группах самостоятельно.

Плюс. Огромный выбор материалов, которые дают полное представление о форме, цвете, структуре окружающего мира.

Минус. Нет места ролевым и спонтанным играм. Подходит лишь «вдумчивым» детям, которые способны подолгу изучать один предмет.

Кубики Зайцева

Обучение чтению с 2 лет. Материалы – кубики, таблицы и музыкальные записи, под которые ребёнок пропевает «склады» – части слов. Его методика – это не только обучение чтению, он также разработал пособия для изучения чисел, есть также «Любимые картины», «Дорожные знаки», «Читай и пой» (обучение чтению через пение), «Тысяча +» (обучение математическим действиям, работе с квадратом числа, дробями), «Пишу красиво» (обучение каллиграфии). Возраст: начинать занятия по кубикам Зайцева можно в любом возрасте. Но если речь идет о занятиях в группе, то лучший возраст 4–5 лет .

Плюс . Помогает освоить чтение детям с задержкой психического развития, аутизмом и психоневрологическими проблемами. Пропевание «складов» улучшает качество речи здоровых детей, расширяет их словарный запас.

Минус . Специалисты считают, что обучать детей чтению нужно не раньше чем в 5-6 лет. У детей, научившихся читать по Зайцеву, в школе возникают трудности с разбором слова по составу и при фонетическом разборе.

Вальдорфская педагогика

Вальдорфская педагогика изначально ориентирована на личность ребенка и состоит в развитии его природных способностей. Вальдорфцы считают, что детство – прекрасный возраст, который надо постараться продлить. Поэтому основной упор делается на развитие художественных, музыкальных и театральных способностей. Обучение во многом построено на принципе подражания и повторения за педагогом. Большое значение придается эмоциональному состоянию ребенка. Но раннее развитие интеллекта считается недопустимым, т.е. обучение чтению и письму здесь начинается крайне поздно. В вальдорфском детском саду большое внимание уделяют ручному труду: все дети учатся вышивать, готовить, резать по дереву, работать на гончарном круге и даже выращивать овощные культуры. Игрушки здесь необычные: в большинстве своем сделаны руками ребят или представляют собой предметы из натуральных материалов, как правило, некрашеное дерево или глина, т.к. это развивает фантазию и творческие способности малыша. Часто в таких группах есть свой живой уголок, где ребята учатся ухаживать за братьями нашими меньшими. В вальдорфских садиках постоянно проводятся праздники и ставятся театральные представления. Возраст: группы в детском саду не разделены между собой по отдельным возрастам, а представляют собой смешанную, разновозрастную группу от 3 до 6 лет. В более раннем возрасте отдавать ребенка в детский сад не рекомендуется.

Метод Гленна Домана

Разработан врачом-нейрохирургом для детей с поражениями центральной нервной системы. Основной принцип – стимулирование клеток мозга с помощью внешних раздражителей. Ребёнку предлагаются карточки с изображением предметов разных тематических серий. Их показывают 1-2 секунды. Предполагается, что ребёнок подсознательно запоминает изображение.

Плюс. Идеально подходит для детей с поражениями ЦНС. Помогает заучить большой объём информации.

Минус. Известны случаи, когда большой объём информации приводил к нервным срывам. Карточки с подписями не дают полного представления о всех предметах и явлениях.

Система Никитиных

Набор заданий как спортивных, так и развивающих, расположенных в порядке возрастания сложности. Ни способ, ни порядок решения их объяснять нельзя. Если ребёнок не выполняет задания – нужно подождать, пока он подрастёт.

Плюс. Позволяет рационально организовать время, способствует закаливанию и спортивной подготовке детей.

Минус. Отсутствует индивидуальный подход, нет упражнений на развитие речи, отсутствуют ролевые игры.

Советы специалистов

Заниматься с малышом нужно обязательно, но, чтобы уроки пошли на пользу, придерживайтесь следующих правил.

– Помните, что развитие должно не опережать, а соответствовать возможностям ребёнка. Лучше придерживайтесь «Шаблоны РАСПИСАНИЕ ЗАНЯТИЙ ( уроков )» (см. ниже) и не пытайтесь перепрыгивать возрастные «ступеньки».
– Оптимально начать обучение ребёнка с посещения невролога. Консультация поможет выявить проблемы в развитии и выбрать занятия, которые их скорректируют.
– Специалисты НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков РАМН считают, что групповые развивающие занятия лучше не начинать раньше 3 лет.
– Ни в коем случае нельзя пытаться ускорить интеллектуальное развитие за счёт физического и наоборот. Отменять из-за занятий прогулки нельзя ни в коем случае!
– Любые «уроки» должны проходить в форме игры. Так дети лучше запоминают информацию.
– Главный критерий успешных занятий – хорошее настроение ребёнка и умение применять полученные знания на практике.

Расписание уроков

6 месяцев – пора читать книжки с яркими картинками. Подойдут яркие игрушки разных цветов, фактуры и звучания.
1 год – с ребёнком нужно как можно больше разговаривать.
2 года – активное формирование речи, поэтому необходимы выходы «в свет» и знакомство с другими детьми. Рекомендуются лепка и рисование.
3 года – расширение словарного запаса и работа над правильностью произношения. Пора на групповые развивающие занятия – рисование, лепку, ритмику.
4 года – лучший возраст для начала изучения иностранных языков – знакомства со словами и буквами. Рекомендуются занятия на развитие мелкой моторики – например, собирать конструктор или мозаику.
5 лет – начало обучения чтению и самообслуживанию. Время играть в ролевые игры: одеть, обуть «ребёнка» – куклу, сложить и убрать вещи, посуду.
6 лет – занятия арифметикой, иностранными языками, посещение спортивных секций. Рекомендуется посещение подготовительных курсов при школах.

Дети: Какие последствия у раннего развития

Экология жизни: Родственники считают меня ленивой и безответственной. У меня трое детей (старшей дочери — четыре с половиной года), а я, представьте себе, не занимаюсь с ними ни чтением, ни письмом, ни математикой

Я — против раннего развития!

Родственники считают меня ленивой и безответственной. У меня трое детей (старшей дочери — четыре с половиной года), а я, представьте себе, не занимаюсь с ними ни чтением, ни письмом, ни математикой. Более того, я рада, что с бабушками дети проводят не больше шести часов в неделю, из которых на обучение приходится меньше половины. А значит, в оставшееся время я смогу уменьшить негативные последствия чрезвычайно высокой обучающей активности. Почему я пропагандирую столь непопулярные в современном мире взгляды? Откуда пришло ко мне «тайное знание» о вреде раннего интеллектуального развития?

В наши дни со всех сторон слышны слова о том, что мы живем в «информационном обществе», что главным в наши дни является интеллект. Из этого многие родители делают вывод о том, что ребенок должен получать огромные интеллектуальные нагрузки буквально с пеленок. В этом видится залог успешной карьеры, благополучной жизни и так далее. На самом деле ранний старт не всегда дает преимущество. Постараемся аргументировать эту позицию и проиллюстрировать ее конкретными примерами.

В ущерб здоровью

В качестве врача-невролога мне приходится консультировать и лечить детей с головными болями, непроизвольными движениями (тиками), недержанием мочи. Каждую неделю ко мне приводят малышей, у которых эти симптомы появились в течение месяца от начала какого-либо вида интеллектуальной деятельности. Проходят эти симптомы только тогда, когда родители решаются изменить режим дня и отдыха ребенка и снимают с него львиную долю интеллектуальной нагрузки.

Почему так происходит? Дело в том, что мозг ребенка созревает постепенно. Сначала созревают нервные центры, отвечающие за дыхание и пищеварение, потом — за движение и только потом — за эмоциональный контроль, волю и чтение. Если принудительно нарушить эту последовательность, если начать развивать центры чтения до того, как созреют предыдущие, становление ребенка может отклониться от нормы.

Чрезмерное интеллектуальное напряжение вызывает приток крови к коре головного мозга. При этом обедняется кровоснабжение центров, отвечающих за дыхание, пищеварение, сердцебиение, в результате чего возникают спазмы сосудов — и, соответственно, ребенок получает целый букет заболеваний. Причины спазмов в детском возрасте также связаны и с психологическим напряжением, которое очень и очень часто возникает у тех, кого раньше времени сажают за парты.

На прием приходит мама девочки трех с половиной лет. И жалуется, что в детском саду девочка начала заикаться. Из беседы я узнаю, что малышка «плохо сидит на уроке, через десять минут выпадает с занятия, молчит, если ее вызывают к доске прочитать стишок».

Мама искренне считала, что проблема — в ребенке, что девочка слишком застенчива. Над чем мы стали работать? Было понятно, что на первой же консультации мама не примет решение поменять сад. Мы назначили курс дыхательных упражнений, пение и двигательную терапию. Девочка ходила в садик, но «учителя» перестали вызывать ее к доске — мама поговорила с ними по нашей просьбе. (Здесь и далее МЫ — это команда специалистов, которая собирается для коррекции одного или нескольких детей.)

Спустя месяц запинки в речи стали появляться только на фоне сильного потрясения. Тогда мы добавили занятия с логопедом и игротерапию, включающую сенсорную стимуляцию — рисовали руками, «плавали» в сухом бассейне, играли в ролевые игры. Еще через месяц мама сменила девочке садик. В другом саду малышка много играла, общалась с детьми и нормально отвечала во время занятий. Уровень интеллектуальных занятий в той группе был вполне физиологичен — уроки в игровой форме, часто просто на ковре. Изучали не буквы и цифры, а формы, цвета, понятия один — много, часть и целое… Девочка сейчас учится в массовой школе, почти отличница, и вся семья как страшный сон вспоминает свою растерянность перед ее заиканием.

Что же произошло? Эмоционально, физически и психически нормальный ребенок попал в ситуацию, в которой испытал чрезмерное напряжение, физиологически не соответствующее его развитию. Мы провели разгрузочную программу, которая способствовала уменьшению напряжения и возвращению ребенка в русло адекватного развития.

Человеческое общение

У многих детей психологическое напряжение вызвано другой общей причиной — высокий интеллектуальный потенциал соседствует с низким уровнем социализации, эмоциональной нечувствительностью. Чем больше родители будут стремиться «развивать» своих суперспособных чад, тем раньше и тем острее проявятся психические нарушения, если ребенок имеет к ним склонность. В то время как без чрезмерных нагрузок ребенок мог бы прожить жизнь психически здорового человека или же нарушения проявились бы лишь в старшем возрасте.

Для многих молодых родителей интеллектуальное развитие в ущерб эмоциональному стало нормой жизни. Замотанная мама лишний раз не приласкает малыша, не поцелует и не погладит его. Грудничок подолгу лежит в мокрых пеленках, мама радуется, что он нетребователен, интересуется только развивающими игрушками и не теребит ее за фартук. В два года малыш начинает говорить длинными фразами и цитировать стихи. Родители опять радуются и отдают его в языковую группу. До трех лет все нормально. А потом ребенок становится неуправляем, отказывается слушаться взрослых, а порой перестает говорить вообще.

Конечно, этот абзац не может полноценно обрисовать спектр эмоциональных и волевых проблем, в результате которых проявляются тяжелые психические заболевания, но в общем и целом картина именно такова. В нашем центре и подшефных детских садах мы работаем с такими детьми, играем с ними в телесно ориентированные игры, приучаем к самостоятельности, прививаем навыки опрятности и социально адаптируем малышей. Вовремя начатая эмоциональная коррекция позволяет многих отдавать в массовые школы, не отдаляет их от сверстников. К сожалению, бывают случаи, когда родители все-таки не прислушиваются к рекомендациям и интеллектуально перегружают детей. Дети выпадают из общественной жизни, переводятся на домашнее обучение, часто получают серьезную терапию психотропными препаратами.

Поэтому я советую при нарушении контакта с сыном или дочкой как можно раньше обратиться к специалисту. Помните, что развитие имеющихся способностей может совсем подавить те функции, которые в организме работают плохо.

Читать еще:  Что такое остеома кости и какую она несет опасность

Второй язык — особая тема

Отдельно хотелось бы сказать о двуязычных семьях. Педагоги считают, что ребенку эмигрантов легко освоиться в новой языковой среде, поскольку психика детей гораздо более пластична, чем психика взрослых. На самом деле все это верно лишь для абсолютно здоровых детей.

Об этом нужно помнить и родителям, которые стремятся как можно раньше обучить детей иностранному языку. Ограничения здесь таковы: если у ребенка есть замедление темпов психического развития, если он на первом году жизни имел задержку двигательного развития, то ему нельзя ходить на такие занятия без пристального контроля со стороны невролога. Ребенок, который не имеет представления о право — лево, внутри — снаружи, больше — меньше, не умеет общаться со сверстниками, истеричен или заторможен, получит лишь отрицательный заряд для собственного развития. Сил его организма не хватит и на компенсацию физиологической задержки, и на интеллектуальный толчок.

Во втором классе массовой школы учились две сестры-погодки. Младшая успешно усваивала пройденный материал, играла в подвижные игры со сверстниками. На приеме мама сказала, что старшая девочка на первом году жизни была мало активна, поздно начала держать голову, переворачиваться, мало ползала, пошла в год с небольшим. Младшая росла бойкой и неленивой, начала переворачиваться в три месяца, поползла в шесть, проявляла чудеса исследовательской деятельности — в семь месяцев научилась открывать коробочки, в восемь — расстегивать молнии.

Из Таджикистана семья перебралась в Москву, когда девочкам было 4 и 5 лет. Старшая замкнулась на новом месте жительства, хотя интеллектуальный уровень развития вроде бы соответствовал возрасту. Младшая сестра хорошо адаптировалась, у нее появилось много друзей во дворе, болела она меньше старшей. В восемь лет старшая пошла в школу одновременно с младшей. В течение первого года проблемы были общие — новый коллектив, незнакомая обстановка (девочки не посещали детский сад). Но вот во втором классе младшая стала отличницей, а старшая попала в отстающие.

На приеме у невролога было выявлено много проблем. Но решили мы начать с занятий с логопедом и зарядки для мышц языка. Довольно быстро девочка стала раскованнее, речь стала более плавной и четкой. Девочка начала посещать группу, где училась общаться со сверстниками. К сожалению, процесс реабилитации в школе был не столь успешным — у детей и учителя сложился стереотип отношения с девочкой. Мама была готова перевести ее в другую школу. Но мы пошли другим путем. Стали усиленно заниматься с девочкой, посоветовали ей нанять репетиров. Перевели ее на индивидуальное обучение, за год она осилила программу двух лет и перешла по итогам тестирования в пятый класс. Где новые дети и разные учителя по достоинству оценили ее способности.

Проблема этой семьи заключалась в том, что, попав в необычную языковую среду, девочка испытала проблему острой дезадаптации. Погружение в двуязычную среду стало непреодолимым социальным фактором, поскольку девочка имела проблемы со здоровьем. опубликовано econet.ru

Автор: Елизавета Меланченко, врач-невролог

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

5 опасностей раннего развития

Почему дошкольнику надо играть, а не учиться

Увлечение родителей разнообразными занятиями для малышей, «развивалками» и «подготовками к школе» растет. Одновременно растет и число детей с гиперактивностью, неусидчивых и тех, кому неинтересно в школе. Связаны ли эти два явления? Вот точка зрения психолога Марины Озеровой.

Уровень развития ребенка (психического и интеллектуального) определяется уровнем развития его игровой деятельности. Игра является ведущей деятельностью минимум до семи лет (игровая деятельность сохраняется до подросткового возраста, но доминантная — минимум до семи). Именно в игре ребенок усваивает нравственные принципы, в игре формируются все его представления о мире, происходит становление межличностных отношений с другими детьми.

Казалось бы, никто из родителей не оспаривает право ребенка на детские игры. Но является ли игра ведущей деятельностью современных детей?

Игра — порождение цивилизации. Многие исследователи свидетельствуют, что в обществах, стоящих на более низкой ступени развития, дети сызмальства включаются в трудовую деятельность племени. Познание общественных отношений происходит за счет имитации действий взрослых и постепенного вхождения в занятия остальных членов племени.

К сожалению, в современном мире положение игры изменилось — она уже не держится на пьедестале как основное занятие детей. Это изменение положения игровой деятельности не связано с психологическими новообразованиями. Ответ чрезвычайно прост: активная игровая деятельность постепенно подменяется пассивным использованием мультимедийных средств или учебной деятельностью. Все большее распространение получает мнение, что развитие ребенка тождественно его обучению и происходит только за счет учебной деятельности.

Раннее развитие вместо естественного: чем плохо?

Почему же столь опасна подмена игры обучением (теперь его чаще всего называют «ранним развитием»)?

Примерно до 5-6 лет у всех детей доминирует правое полушарие головного мозга. Именно оно отвечает за творческие способности, фантазию, оперирование образами, эмоциональную сферу, оно действует очень быстро. Если родители принимаются за «раннее обучение» малыша, они нарушают естественное развитие правого полушария мозга, и это уже невозможно компенсировать в более старшем возрасте.

Левое полушарие ответственно за логическое мышление, вербальную сферу, оперирование символами (буквы, цифры, схемы и т.п.), оно действует сравнительно медленно. Обучая малыша в раннем возрасте, родители стимулируют несвоевременное развитие левого полушария в ущерб правому — творческому. В дошкольном возрасте у всех детей доминирует именно образное мышление, ребенок способен мыслить только «наглядно». Что же происходит, если взрослые вмешиваются в ход естественных процессов?

Как мы уже отметили, именно правое полушарие управляет эмоциональной сферой. Если этому не уделяется достаточное внимание, палитра чувств и эмоций ребенка оскудевает, ощущения и переживания упрощаются, выражение их становится либо примитивным, либо невозможным. В последнем случае ребенок идет самой короткой дорожкой к сложным невротическим заболеваниям. Последствиями слишком раннего обучения являются также агрессия, синдром дефицита внимания, импульсивность, неуправляемость — это плоды неразвитости эмоциональной сферы.

Как было сказано, левое (логическое) полушарие действует медленно. К тому же вербальная сфера не является доминантной у дошкольника. При обучении взрослый постоянно подгоняет ребенка, чтобы тот быстрее запоминал, быстрее отвечал, быстрее оперировал знаковыми системами. При этом долгий путь, который должен совершить ребенок, используя собственные мыслительные операции, сокращается до механического запоминания и «выдачи» информации.

Другие опасности раннего развития

Еще одна опасность раннего обучения — родителям придется вести контроль за учебной деятельностью ребенка, даже если не они сами выступают в роли учителей. Это приводит к тому, что «безусловная любовь», необходимая для нормального развития психики ребенка, подменяется выполнением родительских ожиданий. Родители порицают или хвалят ребенка в связи с его заслугами на учебном поприще. Они оценивают его как личность соответственно достижениям. У ребенка формируется представление о себе как отвергнутом, нежеланном для родителей, если он не может выполнять определенные условия (досчитать до стольких-то, прочесть предложение и т.п.).

Для нас, взрослых, основная, доминантная деятельность — труд, в различных проявлениях. При этом необходима «ориентация на результат» — мы подспудно ожидаем «плодов» своего труда. Точно так же некоторые взрослые оценивают деятельность ребенка, ожидая результатов. Но игра — это процесс, она не ориентирована на результат! Именно процессуальная сторона игровой деятельности необходима для развития ребенка, а вовсе не результат какой-либо игры («собрал мозаику»). Если взрослые искусственно ориентируют ребенка на результат деятельности, они ломают важные психологические преобразования, происходящие только в дошкольном возрасте и только в игре.

Игровая деятельность спонтанна, стихийна. Для ее появления или возобновления не нужны специальные условия. В основе учебной деятельности всегда лежит мотив. Только при наличии мотива учащегося его учебная деятельность будет эффективной. Только если ученик станет субъектом обучения, он сможет овладевать новыми познаниями — ведь насильно невозможно научить ничему.

У дошкольника такое новообразование, как мотив обучения, отсутствует в силу особенностей развивающейся психики. Таким образом, в учебной деятельности детей младшего возраста отсутствует мотивация и подкрепление положительных познавательных эмоций, что скажется впоследствии на нежелании заниматься самообразованием (учеба ради оценок, для мамы, за награду и пр.). Но самое печальное, что ребенок уже не сможет пережить непосредственную радость самостоятельного открытия.

Для чего нам нужен интеллект?

Осмысливая рассуждения многих родителей о том, почему они учат своих детей как можно раньше, я пришла к выводу, что представление о роли интеллекта и мышления в будущей жизни ребенка невероятно занижено. В самом деле, неужели интеллект нам нужен только для учебной деятельности? Задумайтесь, не приходится ли вам сталкиваться с разрешением сложных противоречий в личной, семейной, общественной жизни? Всегда ли мы имеем однозначный ответ, мыслим в полярных категориях «черного и белого»?

Нет, вариативность ума прежде всего понадобится человеку не в учебной деятельности, а в социальных отношениях. Но вариативность, это незаменимое свойство интеллекта, развивается ТОЛЬКО в игре и творческой деятельности ребенка. Именно игровая деятельность лишена заранее заготовленных клише, она развивается свободно, в самом процессе, управляется самими игроками.

К тому же одно из важнейших свойств мышления — креативность — также формируется в игре, а именно учебная деятельность в слишком раннем возрасте препятствует его появлению. Ведь «научная информация» не подлежит изменению или «переделке» ребенком, он просто должен ее пассивно усвоить. Дважды два — только четыре, буква «А» — только «А», и точка. Никакой самостоятельности или креативности мышления здесь нет и не может быть.

Знания и «левополушарные» умения оперировать знаковыми системами — это воспроизводящее мышление, его результатом является только повторение того, что ребенку преподали, а не «новый продукт» мышления. Только творческое, созидающее мышление предполагает нахождение детьми собственных решений, новых и оригинальных подходов. Продуктивное мышление может быть только новаторским, это его основное отличие от репродуктивного. Раннее обучение ребенка приучает прежде всего к использованию чужих стереотипов, отсутствию самостоятельности в мышлении, искореняет стремление к собственным поискам.

Каждому овощу свое время. Опасность раннего развития.

В последние десятилетия многие родители увлекаются ранним интеллектуальным развитием своих чад. В Москве и других городах появились мини-лицеи для четырех-пятилетних детей, шахматные школы для трех-четырехлеток. А недавно в Сибири мне с гордостью показали детский центр, в котором полуторагодовалых малышей учат… математике и английскому языку. Они еще ходить как следует не умеют, многие вообще предпочитают передвигаться ползком, поскольку так быстрей и привычней, а им показывают английские буквы и по многу раз повторяют иностранные слова.

Глядя на это, я вспомнила, как в начале 70-х моя знакомая, учившаяся на психологическом факультете МГУ, рассказывала об удивительной американской методике обучения чтению… полугодовалых малюток. Я, правда, так и не смогла добиться от нее ответа, каким образом проверяют, научился младенец читать или нет. Это до сих пор остается для меня загадкой. Вероятно, ему называют слово, а он тянет руку к карточке, на которой оно написано?

Как бы там ни было, эффективность тех или иных методов и подходов определяется по результатам. «По плодам их узнаете их» ( Мф. 7, 20 )… Каковы же плоды подобных экспериментов? Может, и у нас, и на Западе, где эта тенденция появилась еще раньше, выросло поколение гениев или, если не гениев, то хотя бы крупных интеллектуалов? Да нет, непохоже. Читают молодые все меньше и меньше, преподаватели высших учебных заведений жалуются, что общий интеллектуальный уровень первокурсников с каждым годом заметно снижается, дела с логическим мышлением обстоят плохо. А во многих российских вузах на самых разных факультетах уже ввели предмет «Русский язык», ужаснувшись безграмотности вчерашних школьников. В ТОМ ЧИСЛЕ И ТЕХ, КТО УЧИЛСЯ В ПРЕСТИЖНЫХ ГИМНАЗИЯХ! А ведь с ними явно занимались в детстве по программам раннего интеллектуального развития, поскольку неподготовленных детей в «продвинутые» гимназии просто не берут. Нет, как-то не сходятся концы с концами…

Все смешалось в доме Облонских

Психологи бьют тревогу: множество дошкольников НЕ ХОТЯТ В ШКОЛУ! По некоторым опросам — до 50%! «Такого раньше никогда не было», — говорят специалисты. Дети, наоборот, мечтали о школе, потому что это был важный рубеж взросления. Конечно, потом многих постигало разочарование, и в среднюю школу рвались уже не так, как в начальную. Но в первый класс дети шли как на праздник. Еще бы! Ведь они становились «большими» и уже могли сверху вниз взирать на детсадовскую «малышню», с которой еще весной играли на равных.

Почему происходит такой откат, надеюсь, понятно. Раньше школа действительно являлась для первоклашек новой ступенькой. У них начиналась новая жизнь. В школе все обстояло по-другому, не так как в детском саду. Причем различия были самые, что ни на есть существенные для этого возраста. В школе никто не спал, не играл, не гулял, а УЧИЛСЯ. Конечно, в подготовительной группе детского сада тоже устраивались занятия, но они воспринимались ребятишками скорее как репетиция, «игра в школу». И самое главное, в саду не задавали уроков и не ставили оценок. То есть мера ответственности ребенка за свою учебу была в саду минимальной, а при переходе в первый класс резко возрастала. Что, собственно, и порождало вполне справедливые представления о том, что школьник — человек взрослый.

Да одна покупка «Подарка первокласснику» — ранца с множеством школьных принадлежностей — чего стоила! Весной или в конце лета родители торжественно шли с чадом в магазин и покупали ему «Подарок», которым он потом хвастался перед родными и соседями, а те, преувеличенно восторгаясь, говорили: «Да, Вася, наконец-то и ты дождался! Видишь, как время летит? Еще вчера ты был малыш, а уже — первоклассник».

Теперь же ранцем первоклашку не потрясешь, потому что он привык носить его на занятия по подготовке к школе. Оценок в начальных классах часто не ставят, а уроки, наоборот, задают и четырех-пятилеткам. Как говорится, все смешалось в доме Облонских, и никакой особой разницы при поступлении в школу дети не чувствуют, никаких взрослых «привилегий» не получают. Только нагрузка увеличивается, а к этому-то ребята как раз оказываются не готовы.

Нельзя перескакивать через ступеньки

Любой психолог знает, что ребенок в своем развитии проходит разные этапы или стадии. Сперва его мышление бывает наглядно-действенным: осваивая мир, он воспринимает его через те или иные действия. Например, тарелка — это то, из чего едят суп или кашу. Примерно к двум годам появляется наглядно-образное мышление: взяв палочку, малыш уже может представить себе, что это ложка, и совершать ею нужные действия: кормить плюшевого мишку и т. п. И в два, и в три года детское мышление еще очень конкретно, абстрактные категории становятся доступными позже. Начатки логического мышления возникают при нормальном развитии к концу дошкольного периода, а окончательно этот тип мышления формируется в подростковом возрасте.

Если же раньше времени пытаться развить то, до чего ребенок еще объективно не дорос, происходят серьезные деформации. Когда речь идет о физическом здоровье, это более или менее понятно. Никакой здравомыслящий родитель, как бы ему ни хотелось вырастить ребенка настоящим мужчиной, не будет навьючивать на дошколенка мешок с картошкой прекрасно понимая, что бедняга надорвется. Но, когда речь идет о вещах нематериальных, которые нельзя увидеть или пощупать, здравомыслие порой нам отказывает.

«Преждевременная интеллектуальная тренировка ведет к перенапряжению структур мозга, — утверждает крупнейший детский психиатр Галина Вячеславовна Козловская. — Это чрезмерная нагрузка на левое полушарие, височные области и лоб. В результате, лишая ребенка возможности проходить нормальные этапы развития, его на всю жизнь делают ущербным. Психика его расшатывается, и впоследствии он будет плохо развиваться».

Читать еще:  Что из себя представляет детское косолапие

То есть цель вырастить интеллектуала, ради которой ребенка зачастую лишают детства, достигнута не будет, и логическое мышление, которое преждевременно пытались развить, в результате не разовьется даже до нормального уровня. Именно это и наблюдают сейчас педагоги, изумляясь тому, что вроде бы эрудированные, натасканные старшеклассники неспособны к обобщениям, логическому переносу, мыслят шаблонно, изъясняются готовыми клише.

Гибкость мышления, свойственная юности, у них отсутствует. Они с таким упорством цепляются за стереотипы, как будто им не пятнадцать, а семьдесят пять, когда человеку действительно бывает не под силу (и то обычно при не очень тренированном уме!) отказаться от своих закоснелых представлений.

Но это достаточно отдаленные последствия, которые проявятся лишь в подростково-юношеском возрасте. А какие отклонения заметны раньше?

Дети не умеют играть

Ребенок не умеет играть. Еще недавно это казалось странным. Как?! Неужели кого-то надо учить играть? Да такого быть не может, ведь игра — неотъемлемая часть детской жизни, детей хлебом не корми — дай поиграть! И действительно, раньше отсутствие интереса к играм встречалось только у детей с очень серьезным повреждением психики (например, при глубокой умственной отсталости или сильном аутизме).

Теперь же родители все чаще жалуются на то, что их вроде бы совершенно нормальные сыновья или дочки не интересуют» игрушками и не умеют играть даже в простейшие ролевые игры (типа «дочки-матери» или «доктора»). И очень часто оказывается, что этих ребятишек с раннего возраста усиленно развивали в интеллектуальном плане. Кое-кто (особенно папы) даже радуется, что ребенок «не бьет баклуши, а занимается делом»: решает математические задачки, с четырех лет самостоятельно читает, метит в юные гроссмейстеры. И родителям удобно: взял готовое пособие, выполняешь вместе с малышом полезные задания. Не надо ломать голову, изобретая сюжеты для игр, которые, вдобавок, кажутся многим взрослым бессмысленными и скучными.

Но игра — важнейшая сфера деятельности ребенка. Самая, наверное, важная, ведь в игре он познает мир, примеряет на себя различные, в том числе «взрослые» роли, учится общению, постигает оттенки чувств. И, если в этой сфере пробел, эмоциональное развитие ребенка затормаживается, а личность деформируется.

Каким героям сказок подражать не следует

Валеру родственники и знакомые в один голос называли «академиком». Что ни спросишь — на все ответит и еще тебя просветит. Шестилетний мальчик уже свободно решал примеры с трехзначными цифрами, читал как взрослый, легко решал достаточно трудные логические задачи, обыгрывал папу в шахматы. Все были в восторге, только мама смотрела на сына с тревогой.

— Никто моих опасений не разделяет, называют меня паникершей. А мне чем дальше, тем страшней за Валеру. Это же не человек, а какая-то компьютерная энциклопедия растет. Порой кажется, что у него вообще нет чувств. Я болею — у меня часто давление скачет. Так Валера мимо меня, как мимо стенки, ходит. Никогда не пожалеет, не спросит: «Мамочка, может, тебе что-нибудь принести?» Не потому, что он жестокий или избалованный. Нет, просто ему даже в голову не приходит, что нужно проявить участие. А сердце ничего не подсказывает. Бабушку тут в больницу положили, так он о ней даже ни разу не вспомнил, хотя она с нами в одной квартире живет и много времени ему уделяет. И вообще, он вроде бы умный мальчик, а порой элементарных вещей не понимает. Принесли тут нам знакомые в подарок коробку шоколадных конфет. Так он при всех говорит: «Ты, папа, шоколада не ешь, тебе ведь уже пятьдесят лет». — «Ну и что? — не понял отец. — Причем тут конфеты?» — «А при том, что средняя продолжительность жизни у современных мужчин… я не помню точно, какую он цифру назвал… то ли пятьдесят один, то ли пятьдесят три года». Не знаю уж, где он это вычитал. А может, по телевизору сказали».

Теперь настал мой черед удивляться.

— Погодите, но какая связь между конфетами и продолжительностью жизни?

— Самая что ни на есть прямая, логическая, — вздохнула мать. — Дескать, тебе, папа, и так недолго жить осталось, а шоколад для здоровья вреден.

— Что, прямо так и заявил?

— Да. Все были в шоке. Я ему потом долго пыталась объяснить, что такие вещи не говорят, но, по-моему, Валера не понял. Ведь если рассуждать логически, он, безусловно, прав. Что он плохого сделал? — Ничего. Даже наоборот, проявил заботу об отце. Здоровье у мужа и вправду неважное, да и возраст, конечно, не самый юный. Ну, а про продолжительность жизни сколько в последние годы писали, что она сократилась!

Конечно, пример этот очень яркий, да ведь и мальчик был незаурядный. Но, вообще-то, ранняя интеллектуализация приводит к формированию именно такого шизоидного типа личности, пусть и в более сглаженной, мягкой форме. Вот что говорит об этом практический психолог Ирина Александровна Карпенко: «В юных интеллектуалах с малолетства подогревается эгоизм. А эмоциональное недоразвитие ведет к аутизации, отстранению от окружающего мира. Ребенок не понимает людей, не чувствует их не интересуется ими. Из-за аутизации он часто ведет себя неадекватно, что еще больше затрудняет его контакты. Начинается отставание в психологическом плане. Такие дети, с одной стороны, интеллектуально развитей, а с другой, гораздо инфантильнее сверстников, и этот разрыв мешает гармоническому развитию личности. По большому счету для такого ребенка будет закрыта настоящая социализация. Работать с людьми и уже тем более возглавить коллектив он не сумеет, хотя амбиции у него часто непомерные. Еще бы, ведь он с детства привык к своему интеллектуальному превосходству. Превосходства уже давно не будет, поскольку ранняя интеллектуализация закрывает детскую спонтанность и гибкость мышления, а амбиции останутся. Ну, и кем он сможет стать? — В лучшем случае его путь — это путь одинокого компьютерщика. Такому мужчине трудно найти жену. Но даже если ему повезет и его полюбит женщина материнского, опекающего типа (именно это нужно для семейного счастья инфантильному Знайке), в семье часто нет детей. Судьба девочек складывается еще драматичней. Хотя поначалу все вроде бы идет неплохо. Они обладают качествами, способными увлекать мужчин, и, решаясь на замужество, как правило, делают удачный выбор. Но затем жизнь идет наперекосяк, поскольку такие аутизированные женщины живут как бы в капсуле, по своей программе, а их родные начинают тихо сходить с ума. Особенно страдают дети — самое слабое звено в семье.

Если в ребенке от природы есть черты шизоидности, то ранний упор на логическое мышление может настолько усугубить психику, что встанет вопрос об обращении к врачу. «Помните Кая из «Снежной королевы»? — любит повторять, читая лекции студентам, другой детский психолог Ирина Яковлевна Медведева. — Не знаю, намеренно или невольно, но датский сказочник создал потрясающий по своей диагностической точности образ шизофреника. В сердце у него ледяная игла (в старину, кстати, шизофрению, весьма выразительно называли «скорбным бесчувствием»), а ум всецело занят решением сложнейших абстрактных задач: герой пытается сложить из льдинок слово «вечность».

Не хочу учиться — хочу развлекаться!

О дошкольном возрасте надо, прежде всего, заботиться об эмоциональном благополучии малышей. Остальное второстепенно. «Главное, — утверждают психиатры, — дать детям набегаться, наиграться, почувствовать тепло и заботу матери». Скажем, в приюте дети могут находиться в прекрасных материальных условиях и заниматься с хорошими педагогами, но без матерей они все равно развиваются плохо.

Когда же мама нацелена, в первую очередь, на интеллектуальное развитие малыша, она нередко ставит его в эмоционально тяжелую ситуацию. Допустим, он хуже других ребят справляется с заданиями, а она начинает его сравнивать, стыдить, сердиться.

Или другой пример. Ребенок повышенно утомляем, раним, чувствителен. Высидеть на уроке, пусть даже длящемся всего двадцать минут, для него тяжело. В группе детишек он чувствует себя неуютно. Вернувшись из мини-лицея домой, малыш хочет отрешиться от неприятных переживаний, отдохнуть, поиграть. А его заставляют выполнять домашние задания. Он сопротивляется, впадает в агрессию. Годам к семи у ребенка уже может выработаться стойкое отвращение ко всему, что так или иначе связано со школой. А отношения с мамой серьезно разладятся.

Очень важно и не оказывать насилие над природной любознательностью ребенка. Забегая вперед, заставляя его интересоваться теми вещами, которые в силу возраста бывают ему труднодоступны, взрослые не стимулируют, а наоборот, убивают детскую любознательность. Знания набивают ребенку оскомину, и в подростковом возрасте, вырвавшись на свободу, он зачастую хочет только одного: развлекаться.

— Не пойму, что стряслось с нашим классом, — сетовала на родительском собрании учительница. — В седьмом еще были дети как дети, а теперь словно с цепи сорвались. На уме только дискотеки! А ведь как хорошо начинали! Все пришли в школу великолепно подготовленными занимались по экспериментальной, продвинутой программе… И если бы один-два ученика отбились от рук, а то — практически целый класс!

Так что лучше дать детям наиграться вовремя. Тем более, что те же самые начатки счета или чтения они гораздо быстрее усвоят (конечно, не в полгода или в год, а когда сами дозреют до этой потребности!) в ролевой игре «в школу», обучая кукол или плюшевых зайцев. Как усваивали подобные премудрости предыдущие поколения, подарившие миру столько изобретений и научных открытий, да и пишущие обычно куда грамотней современных выпускников, хотя практически никто из них в пять лет читать еще не умел, а о раннем интеллектуальном развитии тогда никто и не слышал.

Печатается по книге Т. Шишовой «Чтобы ребенок не был трудным»

Пугающие последствия раннего развития

Сегодня, как и 15 лет назад, прогрессивные мамы озабочены тем, что ребенка надо развивать прямо-таки с рождения. А как же! Ведь “после трех уже поздно”. К услугам мам методики Глена Домана, Лены Даниловой (на основе того же Домана, дополненная и адаптированная к российским реалиям), Сессиль Лупан, Масару Ибука (по большому счету, вариации того же Домана), Марии Монтессори, Тюленева и Сузуки, система Никитиных, методический материал Кюизенера, Денеша, Воскобовича, Чаплыгина, школа 7 гномов… Думаю, хватит для начала. И это только то, что я вспомнила. Уверена, что на поприще раннего развития подвизаются гораздо больше педагогов, психологов, просто талантливых людей, которым есть что передать детям.

Современная жизнь подливает масла в огонь, не отставая в своих требованиях. На моей памяти 3-х летний малыш должен был проходить собеседование, чтобы попасть в элитный детский сад, а собеседования при приеме на курсы подготовки к школе – сплошь и рядом.

При этом ребенку уже предъявляется ряд требований, что он должен уметь делать.

Вот и боятся родители отстать от этого темпа. И начинается: не успел человек родиться, как 10 раз в день карточки с кружочками, 5 раз – занятия по программе развития интеллекта, столько же – физические упражнения, сон и сеансы ползания в треке; по дому развешаны карточки со словами, а еще нужно послушать за день несколько музыкальных отрывков и текстов на иностранных языках, позаниматься развитием памяти, зрительного восприятия, тактильных ощущений…

Думаете, я утрирую? Ничего подобного! Жизнь моих старших детей протекала именно по такому графику с самого рождения. Как и жизнь еще 52-х детишек друзей и знакомых единомышленников, увлеченных в то время ранним развитием.

Математика, чтение, развитие интеллекта, музыка, рисование, иностранные языки, физкультура, развивающие игры всех сортов – вот что наполняло их детскую жизнь. Времени на “ничегонеделание” просто не было. Если дети просто играли, то взрослые следили, чтобы игра все равно охватывала зону ближайшего развития и тем самым развивала ребенка. На прогулке – занятия по окружающему миру. Кубики Зайцева и штанги Монтессори моя средняя дочь до сих пор вспоминает с ностальгией (как прикольно было первые грызть и вторыми драться). Дополняли картину ранняя социализация и общая развивающая среда (привет монтессори-классам и вальдорфской педагогике, про нее тоже не забыли).

К началу школьного возраста мы все были более, чем довольны результатами: общительные, не по годам физически и интеллектуально развитые, рассудительные, начитанные (а как же, читали все – самое позднее с 2-х лет), самостоятельные, отлично социализированные, с огромным кругозором дети – о чем еще могут мечтать родители? Такими детьми так удобно и приятно хвастаться!

Никаких отрицательных последствий интенсивного раннего развития мы не видели, наоборот, одни плюсы.
А потом у всех начались школы. И школы были уже разные. Должна заметить, что не знаю, каков был бы результат эксперимента, останься кто-то из этих детей на домашнем обучение, так как все то поколение, рожденное в 1997-2000-х годах, пошло в школы.

Трудности начались с первых классов. Нашим детям попросту было скучно даже в самых продвинутых гимназиях. С одной стороны, они очень многое знали и по многим вопросам гораздо больше, чем предполагала программа. С другой, знания эти характеризовались негибкостью, частичной систематичностью и по отдельным предметам обнаруживались большие дыры, которые не позволяли перепрыгнуть через класс. Ликвидировать пробелы теми же скоростными темпами не получалось, так как желание учиться, познавать новое, искать и добывать знания отсутствовали у этих детей напрочь.

Страшная часть айсберга раннего развития всплыла наружу – эти дети не хотели и не любили учиться! Они привыкли, что новые знания преподносятся им на блюдечке готовыми, загодя, задолго до того, как у них в сознании сформируется запрос на новую информацию. Они не понимали — а зачем нужно еще и еще что-то узнавать, так как сам процесс их уже за 6-7 лет предыдущей жизни изрядно пресытил. Мотивация на обучение отсутствовала как факт.

У кого-то родители схватились за голову и успели вернуть радость познания, к кому-то нашли подход учителя, а кто-то в этом вялотекущем состоянии так и проковылял до почти конца школы (самые старшие сейчас в 11-м классе).

В подростковом возрасте у всех обнаружился и еще ряд проблем, а так как все эти проблемы оказались общими (мы, родители, периодически до сих пор общаемся друг с другом, многие так и работают в одной организации, так что информацией обмениваемся), то с определенной долей уверенности можно сказать, что корни этих проблем лежат там же, в раннем детстве, которое целиком было посвящено “развивашкам”.

  • У всех детей очень лабильная самооценка, при этом она скачет от резко заниженной до неадекватно завышенной, но никогда не бывает адекватной.
  • Почти никто из них не умеет крепко и по-настоящему дружить, хотя поверхностно общаются в коллективе все очень легко. Ни у кого нет “лучшего друга”.
  • Для всех характерна сильная ориентация на сверстников и потеря привязанности с родителями (так ей, привязанностью этой никто и не занимался, как-то не до этого было).
  • Им очень сложно с профессиональной ориентацией и поиском своего пути в жизни – ничто не привлекает, все уже заранее кажется скучным и неинтересным.
  • Среди них очень мало творческих людей и практически нет исследователей по натуре, кого бы можно было назвать искателем, экспериментатором.
Читать еще:  Что такое r признаки дисплазии тазобедренных суставов

Зачем я все это пишу?

Оказалось, что за почти 16 лет, прошедших с рождения моего старшего сына, ничего не изменилось. Родители так же гонятся за ранним развитием. Хвастаются успехами своих 3-х, 4-х, 6-ти летних детей…
Часто я слышу на мамских форумах от родителей дошколят: “мы ходим в садик на целый день и с привязанностью все в порядке”…

А меня так и подзуживает спросить, а каким эти мамы хотят видеть своего ребенка в подростковом возрасте? И готовы ли они в этот сложный период столкнуться с оборотной стороной раннего развития?

Большинство из развивающих методик для малышей не развивают креативные способности, не стимулируют творчество, не учат учиться, не прививают любовь к познанию, вообще не учат осознавать, что вот он, этот познавательный интерес у меня появился и мне надо удовлетворить эту потребность познания нового.

Также большинство обучающих методик учат решать задачу в специально организованной среде, никак не обучая переносу навыка в реальную жизнь. Если Ваш ребенок лихо шнурует рамку Монтессори и на соседней так же быстро застегивает пуговицы, это совсем не значит, что завтра он так же лихо будет управляться со своей рубашкой и шнуровкой ботинок. Все методики Домана – обычное натаскивание, предполагающее переход количества в качество, который не всегда происходит. Кубики Зайцева отлично учат читать, но за скобками у большинства педагогов, а значит и детей, остается смысл прочитанного и осознание душевных переживаний героев (а этому тоже надо учить – сопереживать, сочувствовать, вырабатывать свое отношение к добрым и злым, видеть неоднозначность мира…) И так можно продолжать бесконечно.

Нет ни одной методики, которая бы развивала привязанность, сердечные отношения, любознательность, спонтанное творчество, жажду познания, стойкость при столкновения с трудностями на этом пути… Лишь только память, внимание, мышление, скорость мыслительных операций, силу мышц, зрительное, слуховое, тактильное восприятие…
А кому что важнее, — каждый родитель сам выбирает для себя… и своих детей.

Раннее развитие: вредно, бесполезно или необходимо?

Раннее развитие для самых маленьких

Ася Штейн. Фото: desnitsky.ru

— Насколько, на ваш взгляд, необходимы разные развивающие методики для самых маленьких?

— Есть очень много всевозможных методик, которые преследуют разные цели. И есть очень разные дети. Мне кажется, речь должна идти не о раннем, а о своевременном развитии.

Что значит своевременное? Это когда конкретный ребенок, а не какой-то среднестатистический, оговорённый стандартами, физически и психологически готов, дозрел до восприятия данного конкретного навыка или какой-то информации. Не так важно, чем при развитии этого навыка пользоваться — кубиками, карточками, рамочками, традиционными игрушками и традиционными азбуками. Важно, чтобы вокруг ребенка была развивающая среда, чтобы то, что он видит вокруг себя, чуть-чуть опережало будущие потребности.

Например, возможно, скоро ребёнок дозреет до того, чтобы начать спрашивать про буквы. Но он станет про них спрашивать, если будет знать что это такое, понимать, например, что с их помощью читают книжки.

Если этих букв или любого другого развивающего материала ребёнок видеть не будет, он просто не сможет начать осваивать какой-то навык тогда, когда будет к нему готов. То есть, я бы говорила не о каком-то стимулировании развития, а о создании активно развивающей среды.

— Как понять, что ребёнок готов получать навык? Родители боятся опоздать, например, с тем же чтением.

— В норме дети начинают читать в возрасте от четырёх до девяти лет, в зависимости от типа восприятия, от особенностей личности, от уровня двигательной активности и еще от очень многих причин. Если у ребенка нет логопедических проблем, он все равно научится читать. Причем, научится именно тогда, когда будет к этому готов, даже если с ним специально не занимались.

Опоздать или не опоздать – эти категории сюда не подходят. Если вы читаете ребенку книги, он видит, что есть буквы, и в какой-то момент просто начнет спрашивать: «Что там написано?» Этот вопрос будет свидетельствовать о том, что ребенок готов к тому, чтобы учиться читать. Опять-таки, обучение может идти в разной форме и очень разными темпами. Я знаю массу детей, которые научились читать сами, безо всякой посторонней взрослой помощи. Просто сидели, смотрели и научились. А есть дети, которые совершенно не воспринимали кубики Зайцева и прочие методики, зато отлично учились читать с бабушкой по классическому букварю. А кому-то действительно очень помогли те же самые кубики Зайцева, которые, в общем-то, — неплохое пособие, если им правильно пользоваться. Просто нет никакой волшебной палочки, чтобы сделать ребенка суперумным.

С другой стороны, если активно предлагать ребенку освоить какой-то навык раньше времени, раньше, чем он будет готов, то, скорее всего, он его освоит, потому что у детей очень пластичная психика. Но это произойдет за счет чего-то другого. То есть, в тот момент, когда ребенок будет, предположим, раньше, чем он к этому готов, учиться читать, у него могут запасть какие-то другие важные функции.

В лучшем случае, поскольку дети хорошо защищены, ребёнок будет не столько активно учиться читать, и все обойдется. Но, если всё-таки родителям удастся победить и научить ребёнка раньше времени читать, закрашивать рамочки, складывать головоломки и так далее, то он не освоит то, что ему надо было бы освоить. Условно говоря, не научиться прыгать на одной ножке, кататься на велосипеде и завязывать шнурки.

В свое время Мария Монтессори ввела такое понятие, как «сенситивный возраст», то есть возраст, когда мозг ребенка максимально готов к освоению того или иного навыка. Если ребенок в своем развитии проскакивает этот возраст, то он потом всё-таки освоит этот навык, но с гораздо большими затратами и потерями.

Нельзя учить ребенка читать в два года, вместо того, чтобы лепить с ним куличики. Потому, что лепить куличики, кидать мячик, кататься на велосипеде в два года, несомненно, полезней, чем читать.

Даже если ребенок научится складывать буквы в слова, он все равно читать не будет. Скорее всего, он будет просто угадывать слова, которые запомнил. Многие дети проделывают этот фокус, вводя родителей в заблуждение. По-настоящему читать они всё равно начинают ровно тогда, когда им надо начать читать: в свои пять, шесть, семь лет.

Правда, иногда родители успевают так надоесть с «обучением», что дети начинают испытывать отвращение к процессу самостоятельного чтения. Я знаю много детей, чьи родители увлекались ранним развитием и которые в итоге не любят читать.

Каждый день — новое открытие

— Порой мамы хотят, чтоб каждый день их малыша был наполнен открытиями, интересными делами и потому придумывают ежедневно новое и новое дело для него. Насколько это полезно и для мамы, и для ребёнка?

— Что бы ребенок ни делал с мамой, ему это только на пользу. Не важно, новое это или старое занятие. На самом деле, дети любят повторения. Если ребенку хочется осваивать что-то новое и у мамы есть на это время, то замечательно. Но, если мама всю свою жизнь будет тратить исключительно на то, чтобы лепить с детьми из соленого теста, то это не совсем правильно: она должна реализовываться не только в детях, и детям на самом деле нужна успешная и реализованная мама, которая потом не будет попрекать: «Я с тобой все детство лепила из соленого теста и играла в кубики и не защитила диссертацию, не нашла работу!»

Если мама чувствует, что реализуется дома – замечательно. Играть с ребенком полезно. Маме может надоедать играть в одно и то же, и чтобы ей самой было интересно и весело, она может придумывать новые занятия. Только вот если мама будет всё время придумывать что-то новое, не давая повода для развития фантазии ребёнка, то эта фантазия и не разовьётся.

Но важно помнить, что ребенок не должен играть все время только с мамой. На самом деле ребенок развивается вовсе не тогда, когда его развивают взрослые. Он развивается в своей собственной спонтанной игре. Одним из признаков успешного развития считается умение ребенка самостоятельно играть в ролевые игры: в школу, в магазин, в больницу, в семью. По тому, насколько сложна, продолжительна игра ребенка оценивают его эмоциональное, творческое и интеллектуальное развитие.

— С какого возраста ребёнок готов играть самостоятельно?

— Здесь тоже всё индивидуально. Есть дети, которые с года играют сами, а есть, которые начинают с трёх лет. Но в любом случае до трёх лет им надо показывать, как играть, нужно вовлекать их в игру: покупать всевозможные игровые наборы, самим что-то делать. Главное – предлагать детям прикоснуться к этому «миру понарошку» с помощью тех же кукол, мишек и так далее.

Обычно считается, что первые зачатки ролевой игры в среднем начинаются после полутора лет, когда ребенок переходит от манипулирования предметами к выстраиванию игровой ситуации. Но, в принципе, когда девочка или мальчик даёт мишке свою соску – это уже ролевая игра.

— Если мама не успевает подолгу играть с ребёнком, как не дать образоваться комплексу «я плохая мать»?

— Есть известное выражение, что важно не количество, а качество времени, проведенного с ребенком. И не обязательно придумывать чего-то новое и сложное. Можно рассказать сказку, поиграть в куклы, зайку переодеть – всё, что угодно!

Желательно, чтобы каждый день родители какое-то время посвящали только ребенку, чтоб ни компьютер, ни телефон, ничего не могло отвлечь их. Тогда ребенок понимает, что это полностью его время, и мама или папа занимаются только им.

Понятно, что у всех разная ситуация. Кто-то дома с утра до вечера с одним ребенком и может посвящать ему целый день. А кто-то работает или у кого-то – многодетная семья и сложно провести с каждым ребёнком много времени. Но если удастся уделять каждому ребёнку безраздельно хотя бы 15 минут, это замечательно. Причем это время не должно тратиться на занятия, на нравоучение, на какие-то гигиенические процедуры. То есть, если мы моем ребенку голову, стрижем ногти или выполняем логопедические упражнения, обсуждаем его недолжное поведении — это не время, проведенное с ребенком.

Подготовка к школе с трёх лет

— Стоит ли отдавать маленького ребёнка на всевозможные «развивалки»? Сейчас предлагают «подготовку к школе» буквально с трёх лет.

— Трёхлетнего ребенка нельзя подготовить к школе. Но если ребенок не ходит в детский сад, то водить его на какие-нибудь занятия — неплохо. Причём совершенно неважно чему там учат: фольклорному пению или кубикам Зайцева. Главное, что получает ребёнок — социализация. Он учится контактировать с детьми, с чужими взрослыми, выполнять какие-то инструкции от чужого взрослого, как-то соотносить свою жизнь с жизнью других людей. Ничего плохого в этом нет.

Если ребенку нравится на этих занятиях, пусть ходит. Занятия надо выбирать поближе к дому, чтобы они были хорошо оборудованы. То есть, если рядом есть хорошо оборудованная Вальдорфская группа или группа Монтессори и плохо оборудованная, с плохим оповещением и неудобным расписанием группа подготовки в элитный лицей, я бы выбрала Вальдорфскую группу. Здесь важны люди, которые этим занимаются и то, пространство, в котором всё происходит.

Но, честно говоря, я не вижу никакой разницы между детьми, которые в детстве посещали такие группы и теми, которые их не посещали. Особенно к концу начальной школы эта разница вообще никак не заметна.

— Какие ошибки совершают родители, стремясь подготовить ребёнка к школе?

— Точно не нужно с ребенком заранее проходить школьную программу, потому что ему потом будет просто не интересно учиться. В школе на первых порах может возникнуть иллюзия, что ребенок что-то умеет, а на самом деле он получил поверхностную информацию и у него не сформировался навык правильных действий. И вновь проскакиваются, выпадают какие-то этапы развития. Но есть вещи, которым лучше обучаться медленно, чем быстро. Именно в том темпе, который предлагает начальная школа, ничего не форсируя.

Детей, которые проходили обучение ускоренными темпами, нередко рано отдают в школу или они перескакивают через классы. В итоге они оказываются в старшей школе раньше, чем их сверстники. Возникает действительно серьезная проблема: во-первых, ребенок ни эмоционально, ни психологически, часто и интеллектуально не готов к той программе, которую предлагают в старшей школе, не готов к предлагаемой модели обучения, к модели отношения между учителями и учениками. Притом, что он может быть прекрасно развит, он оказывается неуспешным просто потому, что еще – маленький. Нередко начинаются эмоциональные проблемы в отношении с гораздо более старшими одноклассниками, которые, в отличие от него, уже вступили в пубертатный возраст.

Если у ребенка есть потребность познавать что-то новое, то лучше реализовывать её не опережая школьную программу, а занимаясь другими сферами человеческой деятельности за пределами школы.

Раннее развитие: да или нет?

— Если подвести итог: стоит специально заниматься ранним развитием ребёнка?

— Если маме хочется, то почему бы нет. Если маме не хочется, если она этим тяготится, ей скучно, трудно, у нее на это нет времени, сил и так далее, то ничего ужасного не произойдет, если она не будет этого делать. Вообще не развивать ребенка нельзя. Но если это делать при помощи обычных консервативных занятий, или водить его в какую-то группу, где этим будут заниматься специалисты, — вполне приемлемо.

То, без чего нельзя обойтись дома — ролевая игра ребёнка: у него должна быть возможность играть с игрушками – с тематическими, качественными, с большими, маленькими, с конструкторами, посудками, машинками. И у него должно быть место, где он может это делать один, где ему никто не сможет мешать, не будет контролировать, что он делает с паровозиком или с кубиками.

И ещё дома обязательно ребенку должны читать.

А всё остальное – как сложится. Бывают такие деятельные мамы, которые находятся дома, и им невыносимо хочется заниматься с ребенком чем-то сложным. Это прекрасно. Есть мамы, которые сидят дома, но при этом что-то делают: работают, занимаются и другими детьми, учатся и им не хватает времени каждый день придумывать развивающие игры. В этом ничего катастрофического нет. Если мама с ребенком проводит хотя бы эти 10- 15 минут в день, занимаясь только им, не важно, что они делают вместе — читают, рисуют, вышивают бисером — это тоже хорошо.

Тут скорее лучше не додать этого суперразвития, чем пережать и отбить у ребенка интерес.

Плохая мать – не та, кто не придумывает каждый день что-то новое, а та, которая вначале усиленно занимается с ребенком, забывая про себя, а потом начинает всю дальнейшую жизнь чего-то добиваться от него: школьника, подростка, взрослого, постоянно акцентируя, что он должен поступать именно так, потому что она столько для него сделала!

Читайте также

Раннее развитие. О методе Монтессори

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector